Глава 6. — Замуж? — Шеннон была шокирована, и Тони почувствовал себя чуть ли не оскорбленным

— Замуж? — Шеннон была шокирована, и Тони почувствовал себя чуть ли не оскорбленным. — Нет! Естественно, нет.

Такой мгновенный и эмоциональный отказ не оставлял места сомнениям. Она не ожидала от него предложения руки и сердца. И хорошо, потому что подобная идея никогда не приходила ему в голову. До этой минуты.

Шеннон поторопилась вернуться в гостиную:

— Тони... Антонио, я не могу смотреть на тебя, говорить с тобой. Я рискую опять поцеловать тебя. Мне надо лечь в постель и выспаться. Одной.

— Тогда чего же ты от меня хочешь?

— Хочу, чтобы прекратилось это безумие. Хочу не думать о тебе каждую секунду.

Каждую секунду?!

Эти слова Глава 6. — Замуж? — Шеннон была шокирована, и Тони почувствовал себя чуть ли не оскорбленным согрели его. Конечно, они вырвались непроизвольно. В постели Шеннон с энтузиазмом принимала его, однако становилась холодной, почти равнодушной, как только они вставали и одевались. Нелепая ссора из-за того, что он предложил ей деньги, до сих пор ранила Тони. Почему она отказывает ему в праве помочь ей?

Шеннон взволнованно ходила по комнате. Поставила аккуратнее свои туфли у дивана, убрала со стола игрушечный поезд Колби, поправила цветы в вазе.

— Ты говорил, что испытываешь то же самое. Скажи, кому хочется постоянно терпеть такую пытку? Это ужасно, особенно если ни к чему не ведет. Ведь ты не собираешься вступать в брак.

— Не Глава 6. — Замуж? — Шеннон была шокирована, и Тони почувствовал себя чуть ли не оскорбленным собирался, когда мы с тобой начали встречаться. — Эта мысль пришла ему в голову только сейчас, на веранде. И до сих пор казалась странной. Но не настолько странной, чтобы ее отбросить. — Но поскольку ты сама об этом заговорила...

Шеннон вытянула руки перед собой, как бы отталкивая его:

— Ну нет, сэр. Это вы сказали.

— Все равно. Вопрос о браке возник. Давай обсудим его.

Молодая женщина похолодела:

— Это же не деловое партнерство. Речь идет о наших жизнях, и не только о наших. Я не могу позволить себе роскошь опять совершить ошибку. Однажды это уже случилось. От моего решения зависит благополучие моего сына Глава 6. — Замуж? — Шеннон была шокирована, и Тони почувствовал себя чуть ли не оскорбленным.

— Чем я плох?

— Не играй моими чувствами. Черт возьми, Тони, меня тянет к тебе. Если ты будешь продолжать в том же духе, я, вероятно, сдамся, и мы займемся любовью. Мы бы, наверное, сделали это в самолете, если бы там не было стюарда и Колби. Но после я тут же начала бы упрекать себя. Ты хочешь, чтобы наши отношения были такими? Чтобы я постоянно просыпалась с болью раскаяния?

Тони считал, что следует наплевать на раскаяние и отдаваться безумию каждый раз, когда оно их охватывает.

Всего в паре шагов находится ее постель, идеальное место для занятий любовью. Он сбросит с постели покрывало, с Глава 6. — Замуж? — Шеннон была шокирована, и Тони почувствовал себя чуть ли не оскорбленным Шеннон — одежду...

И тут его взгляд упал на лежавший в изножье кровати шерстяной плед. Черт! Кто положил его сюда? Неужели отец решил напомнить ему, какая у них была семья, и таким образом вернуть его? Конечно, он на это способен. Своевольный упрямец.

Знакомый серебристый плед вернул Тони к реальности. Он узнал бы этот плед где и когда угодно. Мать связала для него плед незадолго до гибели. И Тони закутывался в него, как в броню, во время их кошмарного бегства с Сан-Ринальдо.

Тони подался назад, прочь от воспоминаний, прочь от женщины, которая разглядела слишком много своими умными серо-голубыми глазами Глава 6. — Замуж? — Шеннон была шокирована, и Тони почувствовал себя чуть ли не оскорбленным.



— Ты права, Шеннон. Мы оба слишком утомлены, чтобы принимать какие-либо решения. Спокойной ночи.

И он ушел.

Потрясенная Шеннон стояла посреди комнаты и спрашивала себя, что же произошло.

Она была готова броситься в объятия Тони, и тут же они заговорили о браке. Как будто ее до сих пор не мучили мысли о том, как ужасно все обернулось с Ноланом.

Но Тони, поставив вопрос о женитьбе, вдруг замкнулся. Ну, по крайней мере, он не дал им совершить ошибку. Ведь это было бы ошибкой, правда?

Шеннон посмотрела на большую двуспальную кровать и тут же поняла, что совершенно не хочет Глава 6. — Замуж? — Шеннон была шокирована, и Тони почувствовал себя чуть ли не оскорбленным спать. Тони слишком сильно действовал на нее, впрочем, вся эта роскошь — тоже. Она стала изучать картину Пикассо, висевшую на стене. Молодая женщина насчитала уже три картины только этого мастера.

Смеясь в душе над абсурдностью происходящего, Шеннон потрогала лежавший на кровати шерстяной плед. Удивительно мягкий, но поношенный. Она сняла его с кровати и встряхнула.

Плед не очень большой. Недостаточно широкий даже для односпальной кровати. Шеннон закуталась в него и опять вышла на балкон. Она опустилась в шезлонг и подставила прохладному морскому ветру лицо, еще горящее от прикосновений Тони.

Почему Тони действует на нее так, как никогда не действовал Нолан? Она отвечала на Глава 6. — Замуж? — Шеннон была шокирована, и Тони почувствовал себя чуть ли не оскорбленным ласки мужа, ей нравилась жизнь с ним... до предательства.

Но Тони... Шеннон плотнее завернулась в плед. Она даже не намекала на брак. Ее бросало в дрожь при одной мысли о том, что придется с кем-либо связать свою жизнь.

Так каков же вывод? Может, стоит серьезно подумать, не сделать ли именно то, в чем ее обвиняет пресса — стать наложницей царственной особы?

Тони слушал... тишину.

Шеннон наконец отправилась в кровать. Отлично. Еще немного, и он не выдержал бы. Вернулся бы к ней и начал бы с того, на чем они остановились, когда он увидел проклятый плед.

Это Глава 6. — Замуж? — Шеннон была шокирована, и Тони почувствовал себя чуть ли не оскорбленным место лишает его разума. До такой степени, что он заговорил о браке. Чем скорее он решит проблему, тем скорее сможет вернуться с Шеннон в Галвестон, в привычную обстановку. Там у него будет больше шансов поладить с ней. А пока самое разумное — держаться в стороне от ее постели.

Тони ушел — подальше от нее и от воспоминаний. Ему необходимо сосредоточиться перед встречей с отцом. На сей раз они будут говорить друг с другом наедине.

Идя по коридору, он едва обращал внимание на знакомую обстановку и на охранников. Удивительно, как быстро он освоился здесь после столь долгого отсутствия. И еще удивительнее, что его Глава 6. — Замуж? — Шеннон была шокирована, и Тони почувствовал себя чуть ли не оскорбленным отец ничуть не изменился.

День был тяжелым и утомительным, но еще не закончился. Энрике в течение последнего часа был занят с медсестрой, но теперь мог принять сына.

Тони повернул за угол и кивнул стражнику, стоявшему у двери в личные апартаменты Энрике.

Старый король сидел в инвалидном кресле. На нем был просторный синий халат. На лице лежала печать многолетних тревог и забот.

— Садись, — распорядился отец и указал на свое любимое старое кресло.

Однако Тони не торопился исполнить приказание. Энрике тяжело вздохнул и что-то прошептал по-испански.

— Садись же, — продолжал он на родном языке. — Нам надо поговорить, сын мой.

Тони не Глава 6. — Замуж? — Шеннон была шокирована, и Тони почувствовал себя чуть ли не оскорбленным мог не признать, что его взволновало состояние здоровья отца. Болезнь старика, возможно, не заставила бы его вернуться домой, но теперь он не мог не заметить бледность и худобу Энрике.

— Насколько серьезно ты болен? — спросил Тони по-испански. С тех пор как они покинули Сан-Ринальдо, он говорил на двух языках. — И пожалуйста, не старайся подсластить пилюлю. Я имею право знать правду.

— Ты узнал бы ее раньше, если бы вернулся, когда я тебя просил об этом.

Отец никогда в жизни никого ни о чем не просил. Упрямый старик скорее умер бы в одиночестве. С другой стороны, Антонио упорно игнорировал призывы вернуться Глава 6. — Замуж? — Шеннон была шокирована, и Тони почувствовал себя чуть ли не оскорбленным на остров.

— Теперь я здесь.

— Ты и твои братья нажили неприятности на наши головы.

Вечное «как я и предупреждал», естественно, подразумевалось.

— Есть у тебя какие-нибудь идеи о том, как информация могла просочиться? — спросил Энрике. — Как эта репортерша опознала Дуарте?

— Пока непонятно, но мои люди продолжают заниматься этим делом.

— Я не сомневался, что рано или поздно нас выдашь ты, — сухо бросил отец. — Ты всегда был самым безрассудным. Однако ты повел себя решительно и мудро. Позаботился о тех, кто тебе дорог. Молодец.

— Я больше не нуждаюсь в твоем одобрении, но благодарен за помощь.

— Честно сказано. Не сомневаюсь, что Глава 6. — Замуж? — Шеннон была шокирована, и Тони почувствовал себя чуть ли не оскорбленным ты не принял бы мою помощь, если бы речь не шла о Шеннон Кроуфорд. Мне хочется, чтобы хотя бы один из моих сыновей женился прежде, чем я умру.

Тони вздрогнул:

— Тебе так плохо?

Воцарилось молчание. Отец дышал все тяжелее.

— Может быть, позвать медсестру?

Или секретаршу? Тони не понимал, что делает здесь Элис Рейес де ла Кортес. Она явно отличалась от уроженцев Сан-Ринальдо, которых Энрике обычно брал к себе на службу.

— Возможно, я стар и болен, но я не нуждаюсь в том, чтобы меня укладывали в постель как младенца, — заявил старик, гордо подняв подбородок.

— Я приехал не для того, чтобы Глава 6. — Замуж? — Шеннон была шокирована, и Тони почувствовал себя чуть ли не оскорбленным ссориться с тобой.

— Конечно нет. Ты приехал, потому что тебе понадобилась моя помощь.

Тони был уверен, что отец не даст ему это забыть. Они и раньше плохо ладили. Похоже, тут ничего не изменилось. Он встал:

— Если это все, я пойду.

— Подожди. — Энрике потер пальцем золотые карманные часы. — Моя помощь не дается даром.

— Ты шутишь?

— Ни в коей мере.

Ему бы следовало догадаться.

— Чего ты хочешь?

— Я хочу, чтобы ты пробыл здесь месяц, пока принимаются меры, которые должны гарантировать нам безопасность.

— И только?

Тони сказал это весело, но на самом деле ощутил приступ клаустрофобии.

— Тебя удивляет, что я хочу понять Глава 6. — Замуж? — Шеннон была шокирована, и Тони почувствовал себя чуть ли не оскорбленным, каким человеком ты стал?

Если учесть, что Энрике ждал предательства именно от Тони, его мнение о младшем сыне едва ли было высоким.

— А если я не соглашусь? Что ты сделаешь? Бросишь Шеннон и ее сына на съедение львам? — взорвался Тони.

— Ее сын может остаться. Я никогда не подвергну опасности ребенка. Но матери придется уехать.

Тони изучал отца, стараясь найти хоть какой-нибудь признак того, что тот блефует, но лицо старика было непроницаемо.

— Она ни за что не уедет без своего сына.

— Это меня не касается, — заявил старый король. — Неужели тебе так трудно прожить на острове месяц?

— А если запрет Глава 6. — Замуж? — Шеннон была шокирована, и Тони почувствовал себя чуть ли не оскорбленным на информацию появится раньше?

— Я попрошу тебя остаться в благодарность за помощь. Я многим рисковал, позволив Шеннон приехать сюда.

— Это твое единственное условие?

Седые брови взлетели вверх.

— Ты хочешь, чтобы мы подписали контракт?

— А ты? Если Шеннон решит уехать через неделю, я уеду вместе с ней. Чем мне это грозит? Ты вычеркнешь меня из завещания?

Тони не брал у отца ни копейки.

— Ты всегда был самым забавным из моих сыновей. Я этого не учел.

— Я не забавляюсь.

Улыбка исчезла с лица старика. Он спрятал часы в карман:

— Мне достаточно твоего слова. Ты — Медина. Ты — мой сын. И твоя Глава 6. — Замуж? — Шеннон была шокирована, и Тони почувствовал себя чуть ли не оскорбленным честь не подвергается сомнению.

— Что ж, хорошо. Если ты готов удовольствоваться моим словом, я останусь на месяц. — Теперь, когда решение было принято, он задумался: почему отец назвал именно этот срок? — Что говорят врачи?

— Моя печень сдает, — ответил Энрике просто, без намека на жалость к себе. — Из-за условий, в которых я жил, когда приходилось скрываться, я заболел гепатитом.

— Я не знал. Извини.

— Ты был ребенком и, конечно, знал далеко не все.

В те дни ему ничего не говорили. Впрочем, даже если бы сказали, едва ли он воспринял бы что-либо. Тони в те тяжелые дни оплакивал мать.

— Какой они ставят срок Глава 6. — Замуж? — Шеннон была шокирована, и Тони почувствовал себя чуть ли не оскорбленным?

— Я не собираюсь покинуть этот мир через тридцать дней.

— Я не это имел в виду.

— Конечно. — Отец улыбнулся. Морщины на его щеках стали глубже. — У меня тоже есть чувство юмора.

Каким был его отец до того, как попал сюда? До мятежа?

У него сохранились кое-какие воспоминания о маме, но отца Тони помнил только со времен Аргентины. А на Сан-Ринальдо... Пожалуй, только тот момент, когда король собрал их, чтобы обсудить план побега. Тогда Энрике вложил свои часы в руку младшего сына и пообещал, что потом заберет их. Но даже в пять лет Тони понимал, что отец Глава 6. — Замуж? — Шеннон была шокирована, и Тони почувствовал себя чуть ли не оскорбленным прощается с ними, возможно навсегда. И вот теперь Энрике хочет попрощаться с ним действительно в последний раз.


documentatqvafp.html
documentatqvhpx.html
documentatqvpaf.html
documentatqvwkn.html
documentatqwduv.html
Документ Глава 6. — Замуж? — Шеннон была шокирована, и Тони почувствовал себя чуть ли не оскорбленным